Свидетельство Улукбека Учр. АК-159/22 г. Каражал

Находясь в БУРе, к нам закрыли еще одного парня, у него был Новый Завет, он сам его не читал, но носил для престижа. (строки из письма)

 

Мир вам братья и сестры!

Я благодарен Господу, что даровал мне жизнь и любящих, заботливых братьев и сестер. Вот  незаметно ушел в вечность еще один год и, кажется, ничего не произошло, но этот год унес в безмолвие мрака тысячи душ, которые так и не познали спасения. Я же по милости Его обрел жизнь.

Родился в Каракалпакии, по приезду в Казахстан в Джезказганскую область в город Никольский жил тихо и спокойно с родителями. В семье нас было 6 детей – 4 брата и 2 сестры.  Никто в нашей семье не был судим, благополучная семья, а я попал в места лишения свободы.

Но начну все по порядку. Закончил 8 классов в 1985 году, по согласию родителей поехал поступать в город Ленинград в мореходное училище.  Поступил и почувствовав полную свободу, стал потихоньку гулять, употреблять спиртные напитки, потом наркотические таблетки, пристрастился к сигаретам и анаше, в общем, жизнь закрутилась.

Жил в общежитии, где были ребята со всех регионов СНГ, начиная от Калининграда и кончая Магаданом. Все были молодые, сильные и каждый внедрял в жизнь что-то свое. «Старики», второй и третий курсы гоняли первокурсников и потому жизнь проходила в постоянных мордобоях, прямо скажем, на выживание. Я поднаторел в драках и был в авторитете среди учащихся.

Закончив 1-ый курс в 1986 году, приехал на каникулы в родной город Никольский. В это время два старших брата служили в армии, один во Владивостоке, другой в Свердловске. Дома я опять почувствовал свободу, родители мне уже ничего не могли сделать, а сестры побаивались.

Потихоньку начал с друзьями выпивать, драться, воровать и после одной из краж мы попали под следствие. Не знаю, почему и как, но тогда чудом не попал под срок. Двоим, из друзей дали по 4 года лишения свободы, а меня освободили, но за время следствия пришлось оставить учебу в мореходке.

Я начал устраивать свою личную жизнь в Никольском. Стал с дворовыми пацанами драться двор на двор и помаленьку укрепился в греховных делах. Стал верховодить, сначала на дворе, а после и на микрорайоне. Меня стали  кто побаиваться, а кто и уважать.

Время шло и, как говорится, лес рубят — щепки летят. Нас осталось всего семь человек, которые были «не разлей вода». Мы вместе делали дела, посещали дискотеки и собирали на базаре «налоги».

Со временем во дворе освободились «старики», но за годы мы выросли и с нами стали считаться. Рассказывали за лагерную жизнь. Мы, соответственно, помогали им всем необходимым. Я укрепился и стал притеснять и бить даже своих, из нашей семерки, но против никто не шел, боялись.

Не всегда все сходило с рук. В 1989 году меня, самого первого из нашей семерки взяли под стражу за разбойное нападение, кражу, угон автомобиля и изнасилование. В тюрьме встретили друзья и знакомые. За время на свободе было уже много друзей из преступного мира. Меня осудили на 12 лет усиленного режима.

В это время родители стали писать жалобы во все инстанции. Был пересуд и мне снизили наказание оставив минимальный срок – 5 лет усиленного режима. Но родители не переставали писать жалобы.  И, отсидев в тюрьме год и шесть месяцев, меня выпустили на свободу, а дело закрыли за отсутствием состава преступления.

За время пребывания в тюрьме я постоянно нарушал режим содержания, за что неоднократно водворялся в карцер, что и послужило причиной туберкулеза.

Освободился, друзья из семерки встретили бурно, за полтора года проведенных в тюрьме круг общения из преступного мира еще более расширился. Когда сидел, думал, выйду и брошу, все, буду жить тихо и спокойно, да и родителям обещал исправиться.

Лег лечиться в тубдиспансер, потом дважды устраивался на работу на угольный разрез. Работа была вахтовым методом, и вот надо было ехать на работу, первая вахта, и тут приходят друзья. Слово за слово, стол и выпивка, в результате ушел из дома, поругался с родителями и стал жить у приятеля.

Все закрутилось по старому.  В глубоком похмелье, ночью, мы с другом залезли в квартиру, чтобы опохмелиться. Там после свадьбы оставалось спиртное. А когда залезли, опохмелились, то унесли из квартиры все, что было доброго. Утром меня взяли под стражу и в августе 1991 меня осудили на 4 года.

Срок отбывал в Карабасе, встретили друзья, знакомые, началась лагерная жизнь. Стал благоустраиваться, решать всякого рода проблемы, человеческие судьбы, систематически нарушал режим содержания, за что постоянно находился в изоляторе (ПКТ – помещение камерного типа).

Незаметно пролетели эти лагерные годы, наступили дни освобождения. Сидя в камере, мечтал начать новую жизнь. Встречать меня приехал отец и рассказывал, как изменилась жизнь за время моего отбывания наказания. Троих из нашей семерки посадили, и они отбывали наказание в разных регионах, еще один находился со мной в колонии, двое других ушли в армию, тоже из под следствия. Но и в армии один попал в дисбат .

Я обещал отцу, что начну новую жизнь, буду помогать по дому, оставлю друзей, но, приехав в Караганду, встретил друзей, в результате задержался на неделю. Отец дождался меня мы вместе приехали в Никольский.

А там встречи, проблемы, разборки. На одной встрече при разборках я убил одного из нашей семерки. С места преступления скрылся, но все же не погулял на свободе и месяца. Меня поймал на даче отдел по борьбе с преступностью и снова тюрьма.

В марте 1996 года прибыл отбывать срок в Каражал, встретили старые друзья, сразу начал устраивать в лагере личную жизнь. Начались проблемы, были конфликтные ситуации, нарушал режим содержания, находился в БУРе  (барак усиленного режима), считался злостным нарушителем режима.  В марте 1998 года водворили на 9 месяцев в карцер.

И вот находясь в камере, рассуждал, почему у меня так складывается судьба. Не мог понять, почему меня всегда тянуло завоевывать авторитет, кого-то надломить, сломать, где физически, где морально любого, кто шел против меня. Находясь в БУРЕ, к нам закрыли еще одного парня, у него был Новый Завет, он сам его не читал, но носил для престижа.

Нас сидело пять человек, каждый день одно и тоже, разнообразия нет. Я решил почитать Новый Завет и, читая стихи от Матфея: «…во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так вы поступайте с ними». Это меня очень задело за душу, ведь многие меня ненавидели, но скрывали свои чувства и в глаза улыбались.

Я потихоньку рассуждал о Слове, о том, что там написано, но на одной из проверок эта книга пропала, а в душе что-то осталось. Как-то у меня с сокамерником произошло выяснение отношений, моя гордость не давала мне покоя, шли всякого рода мысли, у меня было желание убить его.

Когда я размышлял об этом, мне вспомнилась вся моя прожитая жизнь. За время, которое я сидел в тюрьмах, у меня умерла мать, но все равно думал, убью его, а там что будет. Но тут вдруг на память пришли слова из Евангелия: «…просите и получите». Эта мысль не давала мне покоя и вот ночью, когда все спали, я стал на колени и попросил у Бога помощи и выхода из этого положения, и лег спокойно отдыхать. Утром при разговоре с ним я просто уступил ему, и мы разошлись.

Но как-то все это легко мне далось.  Отсидев, девять месяцев я вышел в лагерь и попал в отряд, где был один верующий. Жить я продолжал по-прежнему, курил, чифирил, но в душе, что-то было не на месте. И вот однажды я попросил у верующего Новый Завет, но он не дал, посчитав меня за блатного. После разговора я просто забрал у него книгу и стал читать Слово Божье, посыпались насмешки, но я отговаривался. В феврале опять попал в изолятор, отсидел, вышел в лагерь, и ночью решил помолиться Богу, рассказать все, что было на душе.

Именно этот разговор с Богом изменил всю мою дальнейшую жизнь.  Утром на сердце у меня было чисто, душа ликовала, я вышел на двор и решил помочь убрать снег. Что тут началось, посыпались насмешки и оскорбления, но я все выдержал, Господь уже работал во мне.

Я бросил чифирить, курить, сквернословить, начал жить тихо и спокойно. Чувствовал внутренний мир, стал хорошо спать. Все проблемы отпали сами по себе, и я решил во славу Господа поработать на промзоне.

За все время в лагерях я никогда не работал, а здесь Бог побудил меня к труду. Устроился в цех, работал сначала в первую смену, потом разрешили в две, потом стал оставаться круглосуточно. За два месяца получил поощрение от руководства, сняли звание злостного нарушителя, по утрам молился, но читать Слово Божье времени не стало.  Господь наш добрый Пастырь, Он видел мое духовное состояние и хотя я чувствовал себя хорошо, меня переводят в туберкулезный отряд, где у меня было достаточно времени для изучения Слова Божьего. Господь очистил меня от всех вредных привычек, мы стали с братьями собираться вместе молиться, читать Библию и многие потянулись к нам.

У меня не хватало 27 кг веса, но Господь меня полностью исцелил и укрепил, я поправился, перенеся все испытания. 2000-ый год по милости Божьей я встретил на коленях в молитве в доме Божьем, воздавая хвалу и Славу Спасителю за весь путь, которым Он меня провел.

Я благодарен Господу, что через многие страдания и боли Он дал мне познать истину, открыл глаза и даровал мир, любовь и жизнь вечную.

С любовью, брат во Христе Улугбек.

 

Другие записи:




Поделиться с друзьями: 

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован.