Свидетельство Александра Каримова г. Ленгер, Казахстан.

Долгое время я не решался приступить к этому свидетельству Славы Божией, которая так многомилостива была явлена мне, как некоему извергу и первому грешнику в родном для меня г. Ленгере (Казахстан).
Я родился в рабочей семье. Папа работал грузчиком на шахте, мама уборщицей. Самые знаменательные события, повлиявшие на всю мою будущую жизнь, произошли в моем родном городе. В связи с занятостью моих родителей на работе, почти всё свободное время я проводил во дворе своего квартала. Рядом по соседству жил знаменитый на тот момент в нашем городе криминальный авторитет, у которого всегда собиралась элита преступного мира, со всей области и даже Казахстана. Для меня было величайшим удовольствием сначала наблюдать со стороны, а затем по мере возможности быть рядом с ними, схватывая и запоминая всё происходящее. Хромовые сапоги, разухабистый вид, голуби — сизари, анаша, блатные песни под гитару все это очаровало меня своей романтикой на долгие 40 лет.
Я посвятил себя идеям преступного мира, и как следствие в 16 лет (1967г) получил первый свой срок за хулиганство, с этого и началась моя тюремная академия общей продолжительностью в 20 лет. Малолетка мало чему научила меня, скорее наоборот, более осмысленнее и настойчивее вся моя юная натура стремилась подражать тому образу жизни который я видел во дворе родного дома и который заполонил всё моё мальчишеское мировоззрение своей оригинальностью и бесшабашностью.
После первого освобождения в 1969г. не вполне понимая серьезности совершаемого шага — женился. Мама и вся моя родня надеялись, что это образумит меня и остепенит. Но, увы! Связав себя узами брака, я не разорвал своих отношений со своими друзьями, меня невозможно было удержать в семье. Дома мне было скучно и тоскливо от монотонности житейских будней, вся моя душа рвалась на свободу и хотя моя молодая жена не была уродиной и вышла за меня, замуж сохранив свое девичье достоинство, ничто не могло удержать меня рядом, — друзья и понятия были превыше всего. Не прожив и года со своей молодой женой, я с весёлой компанией своих друзей совершил преступление и в декабре 1969 г. получил новый срок — 8 лет усиленного режима, во время моего вынужденного отсутствия в 1970 г. родилась старшая дочь Лена.
Во время заключения старался утвердиться на зоне, достичь авторитета и это у меня неплохо получалось, это радовало и питало моё самолюбие. Находясь на зоне в г. Актау я впервые попробовал тяжелый наркотик — опиум и стал систематически употреблять его, не предполагая, что эта «любовь» приведёт меня к зависимости на долгих 28 лет. Освободившись в 1977 г. я так ничего и не понял, опять стал продолжать разгульную жизнь. Не слыша здравого голоса матери, а так же слезных просьб жены, я с головой погрузился в эйфорию преступного мира, не замечая перемен происходящих в моём сознании и поведении по отношению к семье, детям и здоровью. Устроился на работу, в ремслужбу завода фосфорных солей, в то время там работало очень много моих знакомых по отсидевшим срокам, а также земляков связанных общими интересами (понятиями) и наркотиками. Торговали на заводе всем, что имело спрос. Водкой, опиумом, анашой, строй материалами, металлом и всем что плохо лежало. Было несколько преступных группировок с которыми я поддерживал тесные отношения, при их участии совершались многие не красивые дела как на заводе так и по всей ЮКО. Заработанные на производстве деньги, как порядочный семьянин отдавал в дом, а всё приобретённое на стороне это было неприкасаемо, хотя оно во много раз превышало мой заработок. Карты, бильярд и наезды на «барыг» любого незаконного в то время бизнеса приносило хорошую прибыль. Кроме выделений на «общак» всё уходило в вену. В 1987 г. жена, не выдержав такой жизни, ушла от меня, забрав двоих наших детей. Я не очень огорчившись нашел другую, которая вскоре родила мне сына, но и это не остановило меня, в 1992 г. я был снова арестован и осуждён к 1г.л/с. Освободившись в 1993 я не пробыл на свободе и двух месяцев, снова получил 6 лет строго режима за открытое проникновение и грабёж. После года моей пятой отсидки, и вторая жена вместе с сыном бросила меня и уехала в Германию. В 1995 г. когда я был на зоне, умерла моя мама и я остался совершенно один, вот тогда впервые Господь показал мне всю ничтожность и несостоятельность всего моего существования. Разочарование и страх перед вечностью впервые наполнило мою душу ужасом и холодом, от которого не спасали ни какие наркотики.
Как-то вдруг я сразу заболел туберкулёзом, и меня положили в стационар Учр. ИЧ 167/2 . Процесс был очень тяжёлый, легкие распадались на глазах, врачи были очень удивленны, но помочь не чем не могли. Я тихо умирал, в колонии не было никаких противотуберкулёзных препаратов, да и питание тоже оставляло желать лучшего, одну буханку хлеба делили на 12 частей, а о мясе и масле и не мечтали. За день из жизни уходило по 3 — 5 человек заключенных и вот тогда впервые, в ночной тишине, под одеялом, сцепив зубами простынь, я беззвучно начал взывать к Господу. Из моей изболевшей, израненной души я кричал в небо: Господи, если Ты есть помоги мне, я хочу жить!
И ничего вроде особенного не произошло, но смерть остановилась, я не умирал. Многие врачи были моими земляками, и каждый раз в силу своих возможностей помогали мне лекарствами и питанием. Сейчас понимаю, что это был Божий ответ на мою первую молитву грешника. К великому удивлению всех и меня самого 25 сентября 1995 г. я был актирован, то есть списан по болезни и освобождён из заключения на 3 г.8 м. досрочно и это опять Господь явил мне Свою милость, которую я в последствии не оценил.
Меня приняла моя первая жена и вся ее семья, но моей порядочности и честности хватило всего на 3 месяца. Власть греха, рабом которого я был, властно повлекла за собой, и у меня не было сил противостоять ей. Вследствие моих беззаконных дел в 1998 г., меня опять осудили к трем годам лишения свободы за употребление и хранение наркотиков, для меня это означало, конец! Но Господь имел другие планы по отношению ко мне и в 1999 г., я был снова освобождён по амнистии. Приехал домой, и пока дети топили баню я встретив своих друзей, успел уколоться. Сейчас, представляю, каково это было для моих родных и для Господа. Не оценив Его милости, опять возвратился к старому, и так продолжалось целый год, я тихо умирал, мне становилось страшно, впереди была только смерть!
А что там дальше? Неизвестность страшила так, что не помогали уже и наркотики. У меня был полный распад легких и все ждали моей кончины, даже наша доблестная милиция не брала меня и отворачивалась в засаде, когда я шёл на яму за очередной дозой.

И вот в 2000 г. выйдя из тубдиспансера, я планируя пойти к друзьям к своему удивлению пошёл в противоположном направлении и очутился у ворот Дома Молитвы в котором никогда до этого не был. Пока соображал что к чему, моя рука непроизвольно потянулась к звонку. Вышел молодой парень узбекской национальности, я конечно же удивился, так как имел на тот момент понятия, что только русские христиане, а мы азиаты — мусульмане. Он участливо спросил меня, что я хотел, и первое что пришло мне на ум, я спросил об одном моём знакомом, который по моим сведениям посещал это место. Его не оказалось, и я отправился к своим дружкам. Но вскоре ко мне приехали братья из церкви, и я немало был удивлён. Уже долгое время я никому был не нужен, даже милиция не брала меня, когда шел за героином. Для всех я уже был мертвец! На вопрос: — в чём дело братан, из моего израненного сердца вырвался вопль — не могу больше так жить и по-другому не могу, помогите мне!
Один из них сказал: — извини братан, я ничем тебе помочь не могу, потому что такой же, как и ты. Ох, как мне хотелось его ударить и про себя думаю, зачем же ты приехал? А он говорит: — я знаю Того Кто может тебе помочь. Это Господь Иисус! Так произошло мое первое знакомство со Христом.
В ответ на мою просьбу о помощи, братья сказали, что они посоветуются и уехали. Прошел день, второй их всё не было, и собравшись с приятелями я отоварился героином, когда принял дозу, вдруг говорю дружкам «Ну всё пацаны, я ухожу от вас!» Я и сам не понял почему сказал им это, встал и потихоньку пошел к себе домой.
Дома ни кого не было, я размышлял о своих словах, что бы это значило, и вдруг подъехала машина, это были братья приглашавшие меня с собой. Не раздумывая ни секунды и никому ничего не сказав я поехал на встречу со Христом! После собеседования с пастором мне позволили остаться в «Доме Молитвы». В первую ночь со мной дежурил брат Павел, никогда не забуду проявленного ко мне сострадания и милосердия со стороны братьев. Это было искреннее участие в моей никому не нужной жизни, Господь через моих возлюбленных братьев явил мне великую милость. И когда пришел на дежурство следующий брат я попросил оставить меня наедине с Богом. Слава Ему, что Он дал братьям мудрость, и они оставили меня одного.
После 28 лет наркотической зависимости я был в своём свободном выборе, меня не закрывали на замок и не применяли ко мне никаких воздействий. Кто знает, что такое ломка особенно после такого продолжительного времени, тот поймет, что со мной происходило. Было очень трудно, ужасное ни с чем, несравнимое тяжёлое время, измеряемое секундами, которые тянулись невыносимо долго. Я кричал в небо, и Господь давал мне силы устоять, не пойти на яму за наркотой. Это была Его первая победа над моим грехом, но враг не оставлял меня и на четвертый день атаковал меня через моего друга, который пришёл в «Дом Молитвы» и показал мне героин, воду и всё что нужно для того что бы уколоться. Не устояв перед искушением, я сказал братьям, что ко мне пришли, и я пойду. Они не стали меня уговаривать, сказав: — смотри сам.
Найдя друга, который уже всё приготовил и взяв в руки шприц я вдруг увидел прямо перед собой глаза, невероятные по своему явлению, но в то же самое время живые, излучающие огромной силы и блаженной любви сияние. Наполненные слезами сострадания эти глаза говорили мне и что удивительно, я их понимал. Они в переливах слез взывали ко мне и говорили о той цене, которая была заплачена за меня. Я не мог себе представить, что за меня вот такого грязного никому не нужного наркомана, заплачена цена искупления и прощения Господом Иисусом Христом! Я не могу выразить это животворящее общение впервые пережитое мною.
Отбросив шприц, я сказал другу, что колоться не буду и его не уколю и ушел! Душа пела и радовалась этой победе над властью греха, в зависимости которого я находился так долго. Когда я возвратился в церковь, мне не задали ни одного вопроса, всё было написано на моём лице. И только много позднее я узнал, что как только я вышел за ворота, мои братья встали на колени пред Господом за меня в проломе и отстояли меня.
Как это дивно что Господь слышит нас и отвечает на наши молитвы . Через неделю впервые заснул на 10-15 минут, а через пять дней покаялся перед Господом! И только через месяц, получив в сердце удостоверение, что я уже не наркоман, вернулся домой.
Для всех это было удивительное действие Божие. И хотя в сердце своем я имел уверенность, меня тревожила мысль: — как быть с друзьями? Как они встретят меня? Но слава Богу ни от кого из них я не услышал ни слова осуждения и всё это благодаря моему Господу.

Через пять месяцев на медкомиссии с меня сняли группу инвалидности, так как признали меня полностью здоровым. После актировки из зоны по болезни с диагнозом: полный двухсторонний распад легких, я был признан инвалидом 2 группы и четыре года получал пенсию. От меня отказались врачи, я был выписан был домой умирать и вот я здоров!
Где, какими лекарствами лечился? У какого врача? Все врачи были в недоумении, полутруп, доходяга, а вдруг перед ними стоит совершенно здоровый с чистыми лёгкими человек. Когда я сказал, что Кровь Иисуса Христа исцелила меня от всех болезней, надо было видеть их лица. С меня сняли группу инвалидности, прейдя домой я поделился своей радостью со своей женой, а вместо радости, увидел огорчение. На что теперь мы жить будем?
До этого момента мы существовали на мою пенсию. Но слава Богу я с верою ответил: — если Богу угодно исцелить меня, то Он не оставит нас, не голодными , не раздетыми. До сего дня, по вере, так оно и есть. Несмотря на немощи после болезни, Господь давал мне работу я и по сей день работаю по милости Божией. Зимой оператором газовой котельной, а летом по своей специальности газоэлектросварщиком на частных работах. В декабре 2000 г. мне преподали водное крещение, я стал укрепляться в Господе, в Слове Его, силе Духа Святого и благодати. Господь положил на сердце идти к своим, то есть к тем с кем провёл почти всю свою сознательную жизнь. Во тьму тени смертной, за колючую проволоку, туда где шли в погибель, не понимая своей ценности в очах Божьих, мои друзья.
Вместе с братом Анатолием Бог позволил войти в ту колонию, из которой меня списали, медперсонал и администрация были в шоке. Уходил умирающий, пришёл живее всех живых совершенно новый человек. Конечно же, для моих друзей это тоже было свидетельство присутствия Божьего. Одного посещения, конечно же было не достаточно, но у Бога был Свой план и хотя сердце моё горело желанием послужить этим людям, двери учреждения закрылись на долгих четыре года.
Это теперь я понимаю, что было недостаточно только моего желания, Господь учил меня служить людям и укреплял мою веру! И только в 2006 г. по благословению Церкви и водительству Божьему, было начато служение в Учр. ИЧ 167/2, затем открылись двери и других учреждений закрытого типа. На сегодняшний день служение совершается два раза в неделю в каждом исправительном учреждении, братьями и сестрами церкви Иисуса Христа. АЛЕКСАНДР    Email  karimov-51@mail.ru

Другие записи:




Поделиться с друзьями: 

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован.