КРЫША

«Да оставит нечестивый путь свой и  беззаконник — помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его». Исаия 55:7.

Шел август месяц, день выдался жаркий и томный.  Солнце, еще высоко стоявшее в зените, ласково прогревало воздух над небольшим рабочим городком, расположенным на берегу Балхаша — озера с изумрудно–зелеными водами, сверкающими на солнце, как бриллиант, взятый в оправу из чистого золота Мойын-Кумских песков. Казалось, все в этом провинциальном городе дышит миром, спокойствием и любовью.

Было около пяти часов вечера, основная масса горожан еще не возвратилась с работы, когда Сергей подошел к пятиэтажному дому, стоявшему неподалеку от центра города. Не привлекая внимания, он быстро проскользнул в подъезд, и поднялся на пятый этаж.  Зная, что чердачный люк не закрыт на замок, он по вмонтированной в стену лестнице быстро забрался наверх, медленно, чтобы не вызвать шум, поднял тяжелый люк и проник на чердак.

Оказавшись на крыше, он свободно вздохнул, здесь он был в полной безопасности, один на огромном чердаке трехподъездного жилого дома. Немного осмотревшись, Сергей расположился на старом порванном кресле, неведомо как оказавшемся здесь.

На чердаке было пыльно и душно, от нагретого солнцем шифера исходил жар. Сергей мог открыть люк, ведущий на крышу, но боялся быть обнаруженным.  Он ждал, когда зайдет солнце и на город спустятся сумерки и тогда можно будет удобно расположиться на кровле. А пока он расслабился в кресле и думал о том, как быстро закончилась его честная жизнь.

Два месяца назад освобождаясь из колонии строгого режима, он твердо решил «завязать!»  Сергею уже пошел четвертый десяток лет, но он  никогда еще не имел, ни своей семьи, ни любимой женщины, ни дома.  Да он и не хотел обременять себя излишними заботами, любил жить свободно и вольно в компании таких же беспризорников, как и сам.  Но четырнадцать лет, с небольшими перерывами, проведенные в местах лишения свободы, сделали свое дело, Сергей многое пересмотрел, и твердо решил начать новую жизнь. Он уже порядком устал от тюремной романтики, хотелось тепла и простого человеческого счастья.

И вот она, эта новая жизнь!  Уже два месяца он безрезультатно оббивал пороги различных госучреждений, чтобы получить документы, необходимые для устройства на работу. Время шло, а волокита продолжалась, то одно не срасталось, то другое, а самое главное, нужны были деньги, а где их взять?

Адресок одной женщины, что дал ему в колонии друг, не сработал, а других наколок не было. Вот и перебивался, как мог, с хлеба на воду.  Да и хозяйку, доверчивую старушку, которая пустила его на квартиру, продолжал кормить обещаниями. Но две недели назад старушка, почувствовав неладное, потребовала освободить квартиру, и тогда он решился солгать.

На следующий день, придя домой с радостным лицом, он сказал хозяйке, что наконец-то устроился на работу в известную в городе строительную компанию. «Так что, бабуля, через две недели получу аванс, и мы с тобой заживем припеваючи».  На старушку это подействовало, и она согласилась ждать еще две недели. А потому, каждое утро Сергею приходилось рано вставать и уходить на «работу».

Большую часть времени он проводил либо в поисках случайных заработков, либо на берегу озера. Взирая на зеленоватые воды, он все еще мечтал о новой жизни, чистой и светлой, о своей семье, голубоглазой дочурке и еще о многих приятных вещах.  Но шло время, две недели заканчивались и надо было на что-то решаться. Возня с документами могла затянуться еще надолго, а без денег возвращаться на квартиру он уже не мог.

Так, размышляя, ему вспомнилась одна притча, которую рассказал приезжий проповедник, который однажды посетил их колонию.  «Некий богатый человек, сжалившись, выкупил молодого раба, снял с него цепи и счастливого отпустил на свободу.  Раб искренне радовался и благодарил своего благодетеля, но вот прошел день и наступил вечер, а у раба нет, ни денег, ни дома, ни пищи.  Ничего нет!  И пришлось ему снова идти к своему старому хозяину и продаваться в рабство».

То же самое, подумал Сергей, происходит и со мной.  Ничего нет: ни семьи, ни дома, ни денег, ни работы, а самый близкий родственник – детский дом, в котором вырос — и тот далеко.   Видимо, и мне придется идти к старому хозяину – подумал он.

Дружки приняли радушно, налили стакан вина, накормили, дали кой-какие вещички, устроили на ночь и обещали не оставить без работы.   Вот почему он оказался здесь, на этой крыше.

Сергей сидел молча, уставившись на свои густо покрытые синими наколками руки. Здесь вся его не хитрая биография, наколки на пальцах красноречиво говорили о всех судимостях и о том уголовном прошлом, в которое ему так не хотелось возвращаться снова.

Время текло не спеша.  Ему предстояло дождаться, когда жители дома уснут, и тогда по веревке спуститься на балкон четвертого этажа, через окно проникнуть в квартиру и открыть дверь дружкам, поджидающим его внизу.  Хозяева, состоятельные люди, оставив ключ соседке, чтобы поливала цветы, уехали отдыхать на юг и вернутся не скоро.

Несмотря на то, что дело пустяковое, на сердце было нехорошо. «Ладно, в последний раз, — успокаивал себя Сергей, — вот скоро получу документы и начну свою честную жизнь».

Стемнело. Через наружный люк он забрался на крышу и, постелив куртку, лег на теплый шифер. Пред ним во всей красоте предстало черное августовское небо, мерцающее миллиардами огоньков.  Сергей никогда в своей жизни еще не видел такой глубины, он смотрел на небо, как зачарованный, не в силах оторвать глаз.

Из зарешеченного окна грязной и мрачной камеры, в которой Сергей провел последние три года, ему доводилось наблюдать только узкую полоску света и иногда несколько звездочек.   А здесь…   Все пространство усыпано звездами, одни из них яркие, другие еле заметные; одни горят ровным чарующим светом, другие переливаются и мерцают, исчезают и появляются снова.

Приглядевшись, он заметил, что звезды разные и отличаются не только по величине, но и по цвету: одни холодные и безжизненные, а другие светятся теплым желтым или даже красноватым светом.  А посередине неба, с севера на юг, через все видимое пространство, широкой светящейся полосой проходит Млечный путь. Свечение, исходящее от него, какое-то магическое, загадочное и чарующее.

И чем дольше Сергей смотрел на небо, тем более чувствовал, что оно живое, оно колышется и дышит, движется и пульсирует.   Сергей реально ощутил красоту и мощь неведомой ему величественной силы.

«Неужели есть Бог? – подумал Сергей.

— Неужели есть Тот, Кто положил всему этому начало?

Кто так чудно сотворил это бесконечное пространство?»

Такие глобальные вопросы мироздания неожиданно коснулись его души. Сергей взглядом старался проникнуть в глубину Вселенной, стараясь распознать, что там скрывается за этим прозрачным звездным покрывалом?

И в какой-то момент ему показалось, что Кто-то Невидимый, но Могущественный наблюдает за ним.  И ему стало не по себе.

«Неужели и правда есть Бог?   Есть Всемогущий Творец, Который знает все, что делается во Вселенной?

Тогда, возможно, Он знает и его нечистые дела?  Знает, для чего он околачивается здесь, на этой крыше?»

Сергей сел, ему стало как-то нехорошо. Он почувствовал отвращение к самому себе, к своей прожитой в грехах жизни.  Ему почему-то стало стыдно и гадко, как будто чьи-то невидимые глаза осуждающе смотрели на него.

«Господи, если ты есть, я хочу об этом знать, — подумал Сергей. — Я обязательно хочу об этом знать!»

Для него этот праздный вопрос, вдруг стал вопросом всей его жизни.

«Господи, дай мне хоть какой-нибудь знак, хоть самый маленький, только бы мне знать, что Ты есть и что моя жизнь имеет хоть какой-то смысл в Твоих глазах», — подумал Сергей.

И в тот же момент в неподвижную духоту августовской ночи внезапно ворвался порыв прохладного ветра. Он как бы подхватил Сергея снизу, и, сделав оборот вокруг его тела, ушел в небо, обдав его свежестью.

Сергею стало жутко, по телу пробежала дрожь. Он понимал, что это не случайное совпадение. Кто-то невидимый и Всемогущий отвечал ему.

«Господи! – вслух сказал Сергей. — Ты здесь?   Ты на этой крыше?

Ты знаешь все мои грязные мысли и дела, знаешь всю мою преступную жизнь и  все, что я натворил?»

Глядя, куда-то в глубину Млечного пути он взмолился: «Господи, прости меня грешного!»

Сергей понуро опустил голову, он больше не мог оставаться на крыше и, взяв веревку, поспешно удалился из присутствия Божьего.

Ему было все равно, что о нем подумают друзья, и как он будет жить дальше. Он знал одно, что больше никогда не вернется к старой жизни.

Спустившись в подъезд, Сергей вышел на улицу и молча, пошел подальше от дома.

В темноте к нему подбежали дружки, поджидавшие его в переулке.

— Ты что Серега?

— Что случилось?

— Ты почему…?

Сергей бросил веревку и твердо сказал:   — Я ухожу в новую жизнь!

«Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им.  Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны». Римлянам 1:18-20.

Дорогой друг, Бог знает всю нашу жизнь, знает все наши злые помыслы и желания, но Он не ограничивает нас, не дергает нас как марионеток, не хватает нас за плечо, когда мы идем совершать мерзости. Он создал нас свободными личностями и уважает наш суверенитет, но никогда не остается равнодушным к детям Своим.

Видя, как мы погибаем в грехах и преступлениях, Отец послал на землю Сына Своего возлюбленного Иисуса Христа спасти нас от власти греха и дьявола.

Любя нас, Он открывается нам через Писание, и рассматривание Его видимых творений, желая помочь нам оставить грех и вернуться к чистой, святой и праведной жизни во Христе Иисусе, которая приведет нас к Вечности.

  Олег  ЗАМУРУЕВ

Другие записи:




Поделиться с друзьями: 

2 комментариев(я):

  1. Возможно ли заказать ваши книги в Северную Осетию. Я все оплачу. Не сомневаюсь в том что многие «спящие» и у нас проснуться. Я верующая, а муж нет. Часто из-за него унываю. Вот и сейчас грустила и случайно нашла ваш сайт, и читая свидетельства во мне снова возросла вера и мне захотелось молиться.

    Да Мадина, во Славу Божию я могу вам выслать свои книги бесплатно, сообщите свой почтовый адрес и электронный, указанный вами не работает. Брат Олег.

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован.