19. Завеса души

Эйден Тозер описывает действие креста следующим образом! 

«Эта завеса соткана из тонких нитей самости, грехов духа человеческого. Эти преступления не относятся к разряду наших дел, они — наша суть, не то, что мы делаем, но то, что мы собой представляем. Вот в чем сокрыты одновременно и коварство, и сила этих преступлений.  Наше «Я» — это светонепроницаемая завеса, которая скрывает лице Божье от нас. Удалить ее можно только практическим путем, в духовной борьбе, и никогда — с помощью наставления.

Чтобы уничтожить эту завесу, требуется труд Божий, и тогда только мы сможем оказаться на свободе. Необходимо взять свой крест, чтобы он произвел свое действие внутри нас. Надобно вознести все преступления своего «я» на крест и осудить их. Надо приготовиться к суровому испытанию, к суду Божьему, в некотором отношении похожему на тот, что претерпел наш Спаситель, когда принял страдание от Понтия Пилата.

Говоря о завесе, помните, что мы говорим метафорически, и эта идея есть идея поэтическая и почти приятная, но на самом деле ничего приятного в ней нет. Завеса эта образуется из живого духовного материала, составляется из чувствительной, трепетной ткани, которая выкладывает изнутри все наше существо, так что затронуть ее — значит затронуть место, которое испытывает боль. Разорвать завесу — значит пораниться, нанести себе ущерб и пролить кровь. И если бы это было как-то иначе, то из креста выхолащивался бы крест, из смерти — смерть.  Смерть никогда не была развлечением. Прорыв сквозь дорогую и нежную ткань, из которой соткана наша жизнь, не может не доставить глубокой боли. Однако это именно то, что крест совершил со Христом, а также то, что этот крест должен совершить с каждым человеком, чтобы освободить его.

… Нельзя останавливаться только на учении о самораспятии. Старайтесь, чтобы этот труд совершался воистину и был доведен до конца. Крест суров и ужасен, он приносит смерть, но это единственный действенный крест. Этот крест не удерживает своей жертвы навечно. Наступает момент, когда его работа завершается и страдающая жертва умирает. После этого наступает Воскресение, славное и могущественное, и боль забывается от радости, что завеса удалена, и мы вступаем в реальное переживание непосредственной близости живого Бога». Э.Тозер, «Стремление к Богу» 1927 г.

Э.Тозер — считает эту завесу — завесой духа человеческого.  Другие авторы считают ее завесой души, но для пилигримов, которые практически преодолевают свой путь на крест – это не важно, пусть об этом спорят богословы. Для нас важно одно — завеса есть, и она отделяет нас от Бога!  И только тогда, когда эта завеса будет разрушена, наш дух обретет полную свободу и соединившись с Духом Божьим, обретет всю власть над существом человеческим.

Обоюдоострый меч Господа, рассекая завесу нашей самости, совершает, то обрезание, о котором пишет Апостол Павел в послании к Колосянам: «В Нём вы и обрезаны обрезанием нерукотворным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым» (Кол. 2:11).  Это, то обрезание, которое меняет всю нашу внутреннюю сущность. Мы перестаем быть плотскими христианами и становимся сынами Божьими, водимыми Духом Святым — духами праведников, достигшими совершенства, и теперь от нас начинает исходить чудесное благоухание Христово.

Теодор Спаркс пишет: «Бог не ошибался!» Когда наши дороги проходили через ужасные испытания, глубокие и темные переживания и, выходя из них, мы понимали их значение, то могли сказать: «Я ни за что не хотел бы оставаться без этого; я рад, что пережил такое». Однако, в момент испытания, мы меньше всего желали бы сказать такое. Как удивительно все преобразовывается впоследствии. В результате мы говорим: «В конце – концов, было все не так страшно, как я думал: все было верно!» Теодор Остен Спаркс, «Духовное восхождение».




Поделиться с друзьями: 

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован.